?

Log in

No account? Create an account
Невнятное шебуршание и т.д. [entries|archive|friends|userinfo]
alice_waits

[ website | Літара ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

19-й лунный день [May. 28th, 2016|01:12 pm]
alice_waits
19-й лунный день! Ах вот оно что! Почему я об этом узнала только сейчас
:)
Сегодня стоило валяться в гамаке и ничего не делать! Эффект был бы тот же.

Расскажу вам поучительную историю о взаимодействии бабылона и законов природы. Волевым усилием, буквально за волосы я вытащила себя из-за компьютера и отправилась на оззеро. На тропинке лежало собачье дерьмо. Это был знак, который я, однако, не распознала. Пришла я на наш пляжик и раздумывала, купаться или нет. Вода уже тепленькая, градусов 18, но на оззере были люди. А я ведь просто гулять пошла и, по обыкновению, не продумала купальный костюм.
Вдруг прямо из воды, откуда-то с середины оззера меня кто-то окликнул: "Алиса, это ты?!" Я крикнула: "Ну я. А ты кто, я не вижу!".

Оказалось, что это моя подруга Тая. Она плыла и кричала на одну сторону -- какому-то мужчине, на другую -- мне и еще кому-то, вроде какому-то животному. Тут на меня из леса выбежал огромный белый лохматый медведь. Несмотря на то, что медведь был мне знаком, я все равно испугалась, стараясь кричать не громко. Это собака другой моей здешней подруги Дары. Паззл сложился. Тае доверили присматривать за 10-месячным "телёнком" Альтером, пока Дара в отъезде.

"Медведь" Альтер бегал туда-сюда вдоль берега, волоча за собой вымазанный в грязи поводок. И я даже не знаю, что было страшнее: что собака прыгнет на меня с радостными лобызаниями или этот поводок, который сметал все на своём пути.

Как-то свыкнувшись с этой неловкой ситуацией, я дождалась пока Тая выплывет на берег и подошла пообщаться с ней, так как мы давно не виделись. Минут через пять Тая, чуть не прыгнув через меня, помчалась куда-то навстречу собаке....
Когда в несколько грациозных скачков она преодолела расстояние в 10 метров, рюкзак -- расстёгнутый, я прошу заметить -- был уже в воде. Тае удалось спасти телефон. А то, что в рюкзаке нет планшета, она обнаружила позже и вылавливала его уже со дна оззера. "Он был включен?" -- только и спросила я.

Мы сняли крышку, но батарею вытащить не смогли, потому что она была прикручена меленькими винтиками. Я решила, что побегу домой, раскручивать и сушить, и полезла наверх, продираясь сквозь ветки и кусты. Но тут Альтер радостно помчался за мной и чуть не повалил на землю. Стало понятно, что так не получится -- надо сначала словить собаку, иначе он устроит вэрхал в деревне. Альтера мы ловили еще минут 15. Все это время я пряталась за деревом, чтобы он не снёс меня с ног, а с планшета беспомощно вытекали все новые струйки воды.

Утопающего принесли домой, и я отдала его на поруки Жука, потому что у меня времени в этот день вообще ни капли лишнего. Когда через 2 часа я вспомнила эту историю и пошла проведать больного, он уже возбужденно пиликал и издавал радостные вибрации, словив наш вайфай. «Почему ты не вытащил батарею?!» -- кричу я Жуку взволнованно. «А она не вытаскивается,» -- отвечает мне муж со двора.
Ну, в общем-то как-то так… Такая история.
Ах да, вывод. А вывод такой: следите девки за Луной!
link1 comment|post comment

Москва-Минск-Киев-Крым [Mar. 6th, 2015|06:10 pm]
alice_waits
Москва

Москва приняла меня температурную очень хорошо. Я с прошлого раза неплохо ориентировалась и больше не боялась метро. Я вообще ничего не боялась. Паспорта я забрала в вечер приезда. Правда, в моем не было фотографии. "У вас другой нет? Видимо, та не подошла, и ее не вклеили". Пришлось нести в салон свое измученное дорогой бледное лицо.

Наташа отвезла меня на выставку модернистов в ArtPlay. Формат мероприятия мне очень понравился -- это напоминало видеолекцию без слов и текста -- только огромные проецируемые на стену, иногда откадрированные и АНИМИРОВАННЫЕ работы Климта, Синьяка, Тулуз-Лотрека, Малевича, Руссо. Каждому художнику была посвящена 10-ти минутная видео-инсталляция. Конечно, это не то же самое, что смотртеть оригиналы, но эффект довольно позитивный. Детям было бы интересно.

Я думаю, все сломалось в тот момент, когда я не поехала в Третьяковскую галерею смотреть Шагала. Надо было ехать.

Митта меня заворожил. Иногда простое может быть очень действенным. Он показал кино под названием "Счастливчик". Мужик выпрастывается из веревок, которыми связаны его руки и ноги и выбирается из багажника авто, чтобы понять, что его машина мчится по бесконечной безлюдной и идеально прямой трассе на бешеной скорости сама по себе, без водителя. Вы знаете, что дальше? Не буду ломать интригу. Затем мы видели отрывок из "Одержимости" и начало и конец "Маленькой мисс Счастье". Я как обычно приняла все это очень близко к сердцу, и поэтому, наверное, я была единственной, кому понравился семинар. Митта не говорил ничего нового, и многих это разочаровало. Я пережила очень интересную трансформацию. И, мне кажется, поняла нечто важное, а именно, что мой сценарий придется не то чтобы переписать, но кое-что усложнить и повысить яркость некоторых сцен.

Моя драма этого дня, достигшая кульминации на семинаре, претерпела неожиданную перипетию -- я получила роковую смску, намекающую на то, что ехать в Минск мне не стоит. Но я не послушалась и взяла билет.

Все дни в Москве я болела, пока не выпила два бокала прекраснейшего вина в компании моего дорогого режиссера Кирилла Папакуля, его жены и их гостей. Мы очень радовались, что пришла весна. Слушали последнюю песню Цоя - https://www.youtube.com/watch?v=hiLWReNeTbg. Много раз. Грустили о тех, кто ушел рано, и о том, что мы уже в два раза старше, но так ничего и не добились. Уснули под утро в одежде. Так наступило первое марта!


Минск

Выйдя из поезда Москва-Минск я очень воодушевилась. Угадайте, кто меня встречал?.. Меня встречали трое -- дождь, туман и надпис "Праход да паяздоу". Учитывая, что я почти два года здесь не появлялась, это было восхитительно. Ведра цветов в бумаге. Я прошлась пешком до Октябрьской. Сначала заглянула за угол, чтобы взглянуть на Чырвоны касцёл. Кажется он стал больше и монументальнее. Но зачем-зачем среди площади сделали остановку?! Потом вернулась, чтобы идти по Карла Маркса. Передала привет дому Саши Рымкевича. Я не встретила ни единого человека. Все как обычно.

На месте белорусов я бы радовалась уже тому, что тут можно хоть каждый день есть конфеты "Коммунарка".

ГУМ - последнее место на Земле, где продаются тряпичные перчатки разных цветов. Я думала, что такого и вовсе уже нигде нет. Разве кто-то, кроме меня, фанатеет по тканевым перчаткам? Я взяла себе бирюзовые (с намерением постепенно скупить всю "коллекцию"), и бирюзовые колготки в отделе напротив, и два метра холста.

Огромные часы на башне "Виталюра" на Автозаводской сквозь морось и распылвающиеся пиксели показывали на час больше.

Галерэя "У" - белая и унылая. Пустая и пугающая, как белый лист бумаги. Книгарня такая тесная и маленькая, с грустными кризисными полками. Неуютно, брррр. Только магазинчик хендмейда, пестрящий текстилем, картоном и яркими красками порадовал. Впрочем, я не особо там зависала, просто пробежалась взглядом, пока ждала Антона. Женский туалет был закрыт, о чем не было объявлено. Может быть, внутри просто кто-то умер.

Антон выхватил меня из какого-то галерейного закоулка. Мы выпили два чайника имбирного чая и поговорили о кино, о работе в культуре и о ежегодных кризисах. Он был так печален. Я тоже бываю так же печальна. Жаль, что мы не можем сократить наши печали, как нули. Дальнейшее было очень грустно и писать об этом я не буду, как ни проси.


Киев

Киев - это грусть и боль.

Тася пояснила мне кое-что по гендерному вопросу, а еще о взаимоотношениях демиурга и музы, а также попросила, чтобы в моей книге обязательно были две героини женского пола, которые говорят не о мужчинах. Я сказала, что они уже есть и уже поговорили не о мужчинах. Она пояснила, что я прошла какой-то тест на толерантность литературного произведения. Тася подписала мне свой сборничек стихов и напоила какао.


Дорога домой.

У меня красный паспорт с 16-ти лет. Я никогда не жила в России (Крым не в счет). Я жила в Молдове, Беларуси и Украине. Примерно по 10 лет в каждой из этих стран. Я не знаю, кто я... мое сердце мечется где-то между мирным и культурным, и принадлежит белорусским людям и украинскому драйву. А думаю я по-русски.

Authorities постоянно задавали этот дикий вопрос, который я по-правде и сама себе задавала: почему вы не вернулись домой тем же путем, то есть на самолете Москва-Смферополь. И ответ вертелся у меня на языке: "Потому что я идиот!" И больше я так делать ни за что не стану.

Меня не хотели пускать в Украину. Это было грустно и обидно. Но я держалась.
Потом меня хотели оштрафовать на украинской границе в Чонгаре - на въезде в Крым. Это было понятно, но все равно невыносимо грустно. Последней каплей был мой банк, который назвал меня "нерезидентом" и отказался пополнять мой счет через третье лицо. Очень обидно быть каким-то "нерезидентом", "красной тряпкой", "без печати", "с новым паспортом" и т.д. Я все понимаю, страна в состоянии военной интервенции. К тому же меня все-таки пропустили, по-человечески, меня не вывели из поезда в Киеве в наручниках, чтобы отправить назад. Но, в любом случае, сейчас такое дурацкое время, когда цвет паспорта значит больше, чем цвет твоих глаз.

Я думаю, почему меня все-таки всюду пропустили, без штрафов и взяток? Может, они заметили, что меня нет? Что бы они ни говорили, вид у меня был невозмутимый. Остаться в Киевском поезде, вернуться назад в Минск, торчать несколько часов на ветру перешейка, застрять где-нибудь на неопределенный срок, отдать все деньги - мне все было по барабану. Мой мир уже давно движется параллельно. Я отъехала немного в сторонку и не хочу иметь ничего общего ни с одной из сторон конфликта, тем более с таможней, с пограничниками. Я презрела весь Бабилон. Глубоко. Он больше меня не трогает.

P.S. Юбку все-таки придется ушить.
linkpost comment

лед и рык [Jan. 18th, 2015|10:21 pm]
alice_waits
Сегодня гуляли с детьми на озере. Собралась нас целая толпа. Дети развлекались тем, что откалывали у берега огромные куски прозрачного 10-миллиметрового "стекла", и бросали их чуть дальше от берега, где лед был еще крепким. Хрупкое ледяное "стекло" с музыкальным звуком разбивалось на тысячи мелких льдинок, которые скользили-разбегались по хрустальной глади во все стороны. Очень увлекательное занятие. Мы занимались этим не меньше часа. Вдруг необычный звук разнесся над озером. Это было похоже на гулкий и раскатистый хохот из космоса или рык тропического зверя, только необычно долгий и гортанный, приглушенный. Нас взрослых было трое, мы изумленно переглянулись. Похоже, никто ничего подобного не слышал раньше. Я и теперь не знаю точно, что это было. У меня только одна версия -- лед озера во всю длину бороздят длинные трещины. Возможно, мы слышали, как появлялась одна из них.
linkpost comment

(no subject) [Jan. 3rd, 2015|04:56 pm]
alice_waits
Раньше в ЖЖ нельзя было так просто попасть. Нужно было знать какие-то магические слова. Экаунты дарили на День рожденья как нечто сверхценное. В facebook я попала не по своей воле, меня позвал человек, с которым мне было интересно общаться. Потом, со временем, мы уже не помним первопричины и делаем кучу бестолковых вещей: зачем включила компьютер с утра, с чего началась истерика, почему я в деревне... А того, ради чего мы, к примеру, марнуем час в социальных сетях, нет как нет. Грустно-грустно-грустно. И facebook не поможет, потому что он не причина, а следствие душевной драмы. Почему нельзя получить то, что хочешь, даже если это просто любовь?

Маленький принц

Бывает, что в тоске холодной
Я блеском внешним ослеплюсь
В тебе люблю я всех достойных
И в каждом лишь тебя люблю
linkpost comment

(no subject) [Dec. 25th, 2014|04:00 pm]
alice_waits
Хлопча, ты як маленькі, чэснае слова! Ты што, ня ведаеш, калі холадна і няўтульна, трэба проста падкінуць дроваў у печ. Калі млосна і сумна, трэба залезьці на самую высокую гару і глядзець адтуль на Мангуп. Калі цябе здрадзіла каханая, трэба браць каня, ісьці ў поле і скакаць ва ўсю прыць, каб вецер дзьмуў у сьпіну. Потым вярнуцца, узяць белы ліст паперы і выкласьці ўсё як ёсьць. Парваць яго на кавалкі і закінуць у печ, якая ўжо, адчуваеш, пачала цябе саграваць. І дзякаваць Богу, які дае цябе магчымасьць атрымліваць свой адрэналін - праз 20 гадоў сытае і пузатае шчасьлівае сямейнае жыцьцё будзе нагадваць аплатку першай прычасьці.
linkpost comment

(no subject) [Dec. 25th, 2014|03:49 pm]
alice_waits
В горах главное горы, а в городе главное - люди. Город может опустеть из-за одного единственного человека и из-за него же может наполниться смыслом какой-нибудь другой город.
linkpost comment

Ковжо [Dec. 25th, 2014|03:48 pm]
alice_waits
Раньше в русском языке было несколько слов, которые я не могла произнести.
Жизнь меня изрядно потрепала и теперь их стало меньше, всего два. Два слова, которые я не могу произнести даже про себя. А встретить их вдруг в произведении любимого мною автора приносит мне маленькое физическое страдание, сродни микроинсульту, откусывающему какую-то часть моей нежности и женственности. Не знаю, к чему я это написала. Вряд ли это на что-то повлияет. Но, вот, просто знайте об этом.
link5 comments|post comment

Мая бабуля [Dec. 23rd, 2014|08:52 am]
alice_waits
Бабуля сышла за дзень да пачатку зімы. Яна не любіла зіму. Кожная зіма для яе была выпрабаваньнем -- холадам, шэрасьцю і, галоўнае, сумам, адсутнасьцю працы. Бабуля, яшчэ маладая, казала, што сядзець на лаўцы ля дому і пляткарыць зь сяброўкамі -- гэта не дзеля яе, таму, калі мне, яе першай унучцы, споўнілася пяць гадоў і мы прыехалі ў Малдавію з галоднага непрыкметнага беларускага мястэчка Барань, бабуля зь дзядулям набылі хату ў вёсцы, саступілі нам сваю кватэру ў Ціраспалі і паехалі ладзіць новае для сябе жыцьцё. Для бабулі вёска была не новым, а, хутчэй, добра забытым старым. Яна нарадзілася ў 1935-м годзе, у вёсцы Каратальск -- на поўначы Казахстана.
З падарожжамі на яе радзіму ў мяне зьвязана шмат вельмі яскравых успамінаў. Гэта й маленькі гучны лятак з Алматы да Талдыкоргана, паўгадзіны лёту ў якім падаваліся мне апошнімі. І чаканьне на нейкай богам забытай аўтастанцыі а пятай раніцы. Мурашы на лаўцы, якія мяне пакусалі да апёкаў. Добрыя кранальныя ўспаміны, якія і зараз, як подых сьвежага паветра, напаўняюць маю душу пачуцьцём еднасьці зь гэтым божым цудам, якое называецца жыцьцё. Замест плоту -- арык, і вялізны сад, які цягнецца ў далеч, куды толькі можа пабачыць вока, з трымя дзясяткамі старых яблыняў. Іх водар і зараз урываецца мне ў нос і ў роце пачынае ўзьнікаць сліна, нібыта гэты жоўты лімоннік, гэты ранет, гэты, ня ведаю як звалі, але агромністы жоўта-чырвоны плод я трымаю ў руках проста зараз. Такіх дзіўных і смачных яблыкаў я ня памятаю больш нідзе, нідзе ў сьвеце. А бабуля кажа мне, ужо на зваротным шляху ў летаку, на гэты раз вялікім і, падаецца, надзейным, што Алма-Ата перакладаецца з казацкага як Айцец Яблык. Такім чынам Казахстан для мяне назаўсёды паўстае як яблычная краіна. Галавакружны ўспамін -- падвясны мост над бурлівай, нібыта кіпячай, горнай ракой, струмень, што зьлегку пекакатваў вялізныя камяні. Як па яму жудасна было ісьці! Я й зараз адчуваю гэты страх, таму што мост быў вельмі высокі, вельмі даўгі і так моцна разгойдваўся, што, падавалася, зараз скіне ўсіх нас у прорву.
Я не магу ўявіць, што маёй бабулі больш няма. Мне яна падавалася вечнай і заўсёднай. Яна даўно скардзілася на свае ногі, яна пакутвала з-за сваіх каленяў дваццаць год. Апошнім часам кожны крок даваўся ёй з болем, але яна хадзіла, яна ўвесь час нешта рабіла і рухалася. Агарод, жывёлы, швейная машынка, кансэрвацыя, торты і дамашні хлеб -- усё было на ёй. Яна рабіла, ішла крок за крокам пераадольваючы боль. І сьпявала, сьпявала, сьпявала. І вось гэтае сталае пераадоленьне чамусьці давала мне упэўненасьць, ілюзію -- што б не здарылася, бабуля будзе, будзе заўсёды.
З Каратальскам зьвязаня вельмі яскравыя ўспаміны, як заўсёды, калі мы ў падарожжы трапляем у цалкам іншы сьвет, у нейкую казачную прастору. Мая тамтэйшая сястра Наташа праз розніцу ва ўзросьце падавалася мне істотай з іншага вымярэньня, яна слухала "Ласкавы Май" і фарбавала вусны. Яна была мне насамрэч цёткай. І гэта было пачуцьцё гонару -- сябраваць з 13-гадовай дзяўчынкай. Узгадваю, як мы ішлі за хлебам у вясковую пякарню. Мы стаялі ў чарзе па хлеб, і яго на нашых вачах даставалі з гіганцкіх пячэй на драўлянія сталы і адразу аддавалі, кожнаму па вялізнаму квадратнаму, як дзьве нашы звычайныя цагліны, бохану чорнага іржанога. Мы ледзь данеслі яго. Ён быў цяжкі і вельмі гарачы. На зваротным шляху ледзь-ледзь пачынаўся сьвітанак. Такога хлеба я больш ніколі нідзе не каштавала -- дома мы елі яго з самаробнымі вяршкамі, намазвалі лыжкай густыя, як масла, вяршкі на чорную-чорную лусту хлеба. Гэта быў такі кайф!
Падарожнічаць я пачала ў 4 гады. З бабуляй мы былі ў Кіргізіі, лавілі рыбу ў блакітным Ісык-Куле. Елі ўрук. Зьбіралі абляпіху. Мы жылі ў нейкім закрытым санаторыі, куды зь дзецьмі было нельга. Я ўвесь час як зачараваная глядзела ў акно і не магла дацяміць -- горы былі проста тут, рукой можна дастаць, а бабуля кажа, што да іх на аўтобусе ехать дзьве гадзіны. І мяне кармілі на газоне, які быў абкружаны кустамі самшыту. Бабуля распавядала, што на ўсходзе ўсе людзі ядзяць рукамі, і паказвала як. Я памятаю, як непаслухмяная грэчка разьбягалася ў маіх пальцах. А потым дзед зрабіў мне маленькую лыжачку з драўлянай галінкі.
Мая бабуля была вельмі невялікага росту. І я да сёньня не магу зразумець некаторых рэчаў. Калі мне было гадоў 6, я падвярнула нагу і бабуля несла мяне да аўтобуснага прыпынку на руках. А там кіламетры тры, ня меньш. Як? І мы стаялі зь ёй потым увесь час у перапоўненым аўтобусе. І ніхто не саступіў месца ані ёй, сталай жанчыне, ані мне -- маўляў дзяўчынка маладая, пастаіць. Яна была надта інтэлігентнай для таго, каб папрасіць пра такое. Гэты ўспамін зараз ірве мне душу.
Мая інтэлігентная бабуля, калі жыла ў горадзе, штотыдзень хадзіла ў перукарню. Яна шыла сабе сукенкі з нейкіх дзіўных каштоўных тканін, якія назапасіла пад час жыцьця ў вайсковым гарадку ў Польшчы. Я й зараз нідзе ня бачыла такіх тканін. Потым яна ўсе свае сукні перашывала мне з сястрой -- мы кожнае сьвята апраналі новае. Я магла намаляваць любую сукенку ці спадніцу, а бабуля шыла па маіх эскізах. Шыла мне строі, паліто, шыла майму тату футляр на гітару, заплечнікі й намёты з парашутнай тканіны. Потым шыла маім дзецям і майму мужу. У бабулі былі залатыя рукі і шырокае сэрца. Яна ніколі не скардзілася. Яна часта распавядала пра свае дзяцінства, пра маладосьць. Як мой дзед, які прыехаў пасьля вайны узараць цаліну, ўзяў яе ў жонкі. І яны паехалі кудысьці праз усю краіну, месяц у вагоне для жывёлаў. І ехала так цэлая рота. Маладым адзьдзялілі кут прасьцінай.
Я ня здолела паехаць на хаўтуры, таму што апынулася без замежнага пашпарта. Мяне чорнай прасьцінай адзьдзялялі ад бабулі. Назаўсёды. Але, калі чэсна, я не магла прымусіць сябе паехаць, я хацела думаць, што мая бабуля жывая, што яна толькі кудысьці зьехала й я сяду ў цягнік і прыеду, каб яна нарабіла стос гарбузовых пірагоў і яшчэ раз распавяла гісторыю пра свае жыцьцё ў вучэльні, як сяброўкі выскублі ёй усе бровы і як яны з дапамогай відэльца падключалі электрычную плітку да лямпачкі і варылі сабе кашу.
link2 comments|post comment

(no subject) [Dec. 13th, 2014|08:22 am]
alice_waits
Растут ли в Африке тюльпаны?
Цветет ли айва в декабре?
Какие еще испытания
Судьба уготовала мне и тебе?

Ответы на эти загадки
Мы сами найдем без труда.
Всю жизнь проживем, без остатка
Все станет понятно тогда.
linkpost comment

(no subject) [Aug. 31st, 2013|01:06 pm]
alice_waits
Мил теперь топает в магазин сам, причем требует, чтобы я надела ему рюкзак. Малюсенький рюкзачок на его плечах выглядит внушительно. Подходя к прилавку, он каждый раз тычет пальцем в колбасу, в дыню и только потом помогает мне накладывать в пакет помидоры и картошку. Сегодня он снова стал настойчиво тыкать в колбасу, и я поделилась своими мыслями с продавцами (мы в деревне, здесь принято общаться с продавцами магазина и они знают всех нас по именам).
-- Детям копченую колбасу нельзя, -- говорит мне хозяйка нашего магазина, женщина ухоженная, интеллигентная и привлекательная.
-- Он никогда не пробовал колбасу и даже никогда не видел, интересно, что он думает это такое?
-- Вы не даете детям мясо?
-- Нет.
-- Но детям обязательно нужно мясо. В нем содержится весь необходимый набор аминокислот.
-- А также гормоны и антибиотики... К тому же, слишком много животных пришлось убить и замучить ради того, чтобы мы съели этот небольшой кусок мяса.
-- Но наша религия разрешает есть мясо. Это у вас какая-то индийская религия, наверное. Вы русские люди, вы должны быть православными.
-- Православие учит "не убивать".
-- Вы все неправильно понимаете. "Не убий" не относится к животным. Убивать ради еды разрешается. Вы не имеете права не давать детям мясо.
-- Растительный белок намного полезнее животного, он лучше усваивается и не менее питателен.
-- Я видела много передач, в которых говорили, что мясо необходимо. К тому же вегетарианцы живут не больше 40 лет. У нас в деревне была семья, разводили пчел. Они умерли в возрасте 40-45 лет.

Я умолкаю и иду домой мрачная. Думая, о том, что предпочитаю сдохнуть в 45, чем есть мясо и тем более рыбу, так много зная о том, каким образом они попадают к нам на стол.

"В следующий раз скажи им, что собачатина исключительно полезна для здоровья и содержит такой питательный белок, как никакой другой продукт. Так что хотя бы раз в неделю им стоит готовить своим детям собак". -- говорит мне Жук.
linkpost comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]